Гостиница УланскаяО туризме → Экстремальное путешествие на Камчатку


Если рассмотреть всех жителей нашей многострадальной планеты то их можно поделить на две категории: тех, кто зиму обожает, тех, кто зиму ненавидит, ну и третья, непредусмотренная, категория - те, кто вообще не знает о ее существовании. Но как было сказано «Они просто не умеют ее готовить!!!». Для того чтобы это понять нужно поехать к людям, лето у которых бывает малоснежным или его не бывает вообще :)

Полный фототчет путешествия здесь

Идея поехать на Камчатку возникла и муссировалась в нашем кругу уже давно. Мечты о диких и непокоренных склонах медленно, но верно втирались в наше сознание. Знания о Камчатке были расплывчатыми и наполовину придуманными. Пришло время возникнуть первому, но не единственному герою нашей экспедиции Дмитрию Бикриневу. Он самоотверженно взвалил на свои могучие плечи всю организацию экспедиции. За что ему огромное спасибо.
Но так как Дима был воспитан жесткими «каякерами», отнесся к этому крайне серьезно. Всем была поставлена задача минимум, привести себя в хорошую физическую форму, развить в себе способность 10 дней находится без воды и пищи, спать в суровых условиях. Озвучено было следующее: «Вы знаете, что такое жизнь в походных условиях, да ни хрена вы не знаете. Еда будет строго нормирована, банка тушенки и 2 куска хлеба в день. Воды не будет, будете жрать снег!!!». На вопрос про мелкие радости, такие как туалет или помыться, ответом служил смех. Т.е. настроение было по максимуму боевым. Теперь, как мне кажется, необходимо привести список участников данного мероприятия:
1)Командир отряда: Дмитрий Бикринев (далее по тексту «командир Дима»)
2)Мега-человек: Дамашевич Андрей (далее по тексту «Андрюха»)
3)Разгильдяй: Качан Василий (далее по тексту «Вася К»)
4)Гуру отряда: Чеботарев Василий (далее по тексту «гуру Вася»)
5)Оператор, или просто пунктуальный человек: Сягровец Андрей (далее по тексту «я»)

Каждый прошел инструктаж, что такое лавина и как с ней бороться. В комплект каждого члена должен был входить бипер (лавинный датчик); лопата, щуп и рулон туалетной бумаги на случай, если лавиной не завалит, но пройдет совсем рядом. После предварительного подсчета инвентаря обнаружилось, что у меня и Андрюхи не хватает бипера, лопатки и щупа. Два дня и вагон здоровья были потрачены на штудирование Интернета в поисках сайтов и Интернет-магазинов продающих лавинное оборудование. Гуру нашего отряда Чеботарев Вася дал четкие инструкции, какие биперы надо брать, а какие не надо. К слову сказать, что всему нашему обмундированию мы обязаны именно Чеботареву Васе. Этот змей искуситель является представителем ROSSIGNOL в Беларуси, и, пользуясь нашей детской доверчивостью, плюс словами «скидка», «классная хрень», «жалко продавать, но тебе как другу» одел, обул и пристегнул нас к этому самому ROSSIGNOL. После 15 минутного общения с гуру Васей я понял, что шанс выжить у нас есть только с биперами ORTODOX M2.
Москва ответила нам отказом. Год оказался урожайным на мыслящих любителей внетрассового катания, и все биперы М2 разобрали. Наш отряд был философски подкованным, и после фразы чему быть того не миновать, мы нашли еще один положительный момент в отсутствии биперов М2, можно сэкономить на билетах обратно!!!!

Поезд, сумки, проводники и проводницы, все заняли свои места. Пересчет, лишних и недостающих нет. Все хорошо, кроме того, что командир Дима, вследствие своей занятости в Москву решил лететь самолетом, но сумку со сноубордом высотой 2 метра, весом 30 кг отдал нам и со словами «ну как-нибудь допрете» выпрыгнул из поезда, на лету послав воздушный поцелуй. Отправились. Для уменьшения веса и хрупкости, такой стратегический продукт как коньяк и водка были перелиты из стеклянной тары в пластиковую и стали номинально называться «Минская -5». Какое уважение и восхищение читалось в глазах наших попутчиков, когда через час после отправления, на коридор был выставлен пакетик, содержащий 10 пустых бутылок «Белого аиста».

А вот и она Москва. Холодна и дождливая. Камера хранения, метро, люди, люди, машины, пробки. Магазин, ну вот биперы уже у нас в руках. Правда, не М2, а Ф1. Но это все равно немного успокоило. Грустно лежать под снегом без надежды. Говорят, человек там живет и думает еще 10-20 минут. И совсем не хочется, чтоб последняя твоя мысль в этой жизни была «Вот б..@ть сэкономил!!!!»

Перед нами «Шереметьево 1» и куча времени, тоски и усталости. Смотришь на экран прилета и отлета, и никак не можешь поверить, что через 10 часов, спускаясь с трапа самолета, ты вступишь на Камчатскую землю.

Посадка, очередь, какие то дети с контрабасами и прочими музыкальными инструментами. Всех нас мучает только один вопрос, это я один вижу .... Но вот не добрая женщина в голубой форме с большой рацией в руках отрывает от воспоминаний о потерянной крыше, без доли нежности в голосе приказывает «раздевайтесь». На логичный вопрос:
-«Как, совсем?»,
-«Надо будет совсем, скажу! Обувь на право, куртки налево», «пошевеливаемся»
Маленькое стадо, состоящее из нас, кучкуясь и сбиваясь, начало хаотично пролазить через металлоискатель, быстро принимать вещи, попутно объясняя, почему у нас такие большие сумки. После дачи торжественной клятвы, в том, что мы не террористы и захватывать самолет не собираемся, нас пропустили на регистрацию. И вот глаза провожают уезжающий по ленте зачехленный сноуборд. Грустно. Особенно после рассказов командира Димы о том, как там его будут бросать, и о том, что никто не гарантирует, что его никто не поломает или потеряет:(.

Самолет, дети, много маленьких и больших детей. И они все перемещаются. У них возрастной период, когда им хочется общаться. Попытка поспать сразу, обречена на провал. Закрытые глаза только обостряют все остальные органы чувств. Начинаешь ловить себя на мысли что подслушиваешь, о чем говорит на соседнем ряду молодежь. Тексты очень не содержательные, как у Масяни, типа
Она - «Не я пойду-у-у-у-у»,
Он - «Ну остова-а-а-а-айся»
Она - «Не я пойду-у-у-у-у»,
Он - «Ну остова-а-а-а-айся»
Она - «Не я пойду-у-у-у-у»,
Он - «Ну остова-а-а-а-айся»
Она - «Не я пойду-у-у-у-у»,
Он - «Ну остова-а-а-а-айся»

Первым не выдержал Андрюха. Если отойти от текста и описать его со стороны то выглядит он достаточно авторитетно, высокий крепкий. Мне лень было открывать глаза и смотреть, какого подростка Андрюха притянул к себе, но если передать краткую выдержку из их разговора, то получиться следующее: Ты мне уже надоел, сделай так, чтоб я тебя не видел ближайшие 10 часов. Повернувшись назад, я увидел Васю. К, у которого была истерика, видимо диалог подростков сидящих возле него был еще интересней. И состоял не из четырех слов, а из двух!

Красненькая полоска на экране, показывающая наш маршрут, подползала к Камчатке. И вот вдалеке показались сопки. Все прилипли к иллюминаторам. Большой вулкан авторитетно встречал и заставлял нас облизываться. Защелкали затворы фотоаппаратов, загудели видеокамеры. Всем хотелось увидеть и запечатлеть то, к чему так долго стремились.

Посадка, переживания, трап, автобус все мы в аэропорту. Нас встречало яркое солнце и группа местных жителей, которые должны будут отвезти нас на базу. Так же мы встретили дополнительную часть нашей группы, состоящую из двух Москвичей Андрея (уже 3-го!!!) и Антона (слава Богу, 1-го). По ходу выясняем, что нашего гида-проводника зовут Виталик. Интересуемся, нет ли у него в родстве Сусаниных, и не является ли он полупроводником.

Багаж получен и погружен в автомобиль с правым рулем. Вообще дело странное, 98% машин японского производства и все естественно с правым рулем. В связи с легким затупом, вызванным долгим перелетом и напряжением, все время наровишься сесть за руль. И еще очень странно видеть машины, которые едут без водителей.

Затарились пивом и другими мелкими радостями. Начинаем пытать наших встречающих, как там что там, где палатку лучше поставить, кто у костра дежурить будет. Нас немного успокоили. Оказывается, нам повезло, и базу уже построили, вот если бы мы прилетели лет 30 назад... В настоящий момент нас ждали балки (вагончики) вместимостью 2-4 человека, они отапливались и там были кровати!!! Пообещали, что пищу нам будут готовить люди, которые умеют это делать, и в рационе присутствует красная икра и рыба. Настроение резко улучшалось. Вообще оптимизм, гостеприимство и человеколюбие местных жителей заражал.

Машины вместе с нами помчались на встречу с приключениями и нашим вертолетом. Возле огражденного поля, усеянного синими и оранжевыми вертолетами Ми-8, мы еще раз пересчетались. Нашим взорам представлялось много машин, которые, повесив уши-лопасти, ждали своего времени. После недолгого ожидания оранжевый Ми-8 взял нас на борт и оторвал от земли вместе с кучей нашего провианта. Взлетали прикольно, вначале как на самолете выехали на взлетную полосу, прогрели двигатель, разогнались и, немного приподнявшись, полетели. Такое чувство, что едешь на высокой машине, чуть ли ни в окна домов заглядываешь, цветочки, занавески всякие. И вот трясясь и подпрыгивая, дома уменьшились до размера спичечных коробков.

Так вот она какая, Камчатка. Сопки под нами были застелены белыми простынями снегов, которые беспощадно выпадали и не таяли уже на протяжении шести месяцев. Контраст темно синего неба с кристально белым снегом завораживал. Вдалеке бирюзовой полоской проступал Тихий Океан, к которому стремились сотни маленьких речушек протекающих под маршрутом нашего следования. О том, в каком веке мы живем, напоминала только одна затерянная дорога, ведущая к местной термальной электростанции.

После 30 минутного перелета тень нашего вертолета начала увеличиваться и как хищник, прыгая по сопкам, подкрадываться к нам. Нас ожидали посадка и первые ощущения. Открылась дверь вертолета, и взорам предстал наш новый дом на ближайшие 10 дней. Неподалеку виднелись столпившиеся домики и Вася К гонимый восторгом и пивом к ним, по ходу напевая «Раз, два, три, четыре, пять - туалет, бегу тебя искать!!!». Под подошвами наших ботинок лежала Камчатская земля, покрытая 4-5 метрами снега. А перед нами база, зажатая по сторонам сопками. Она находилась в долине, и стояла на речушке, которая начиналась где-то под нами. Радовал пар стоящий над речкой. Это говорило о том, что прорвало трубу с отоплением или рядом где-то есть термальный источник. В любом раскладе горячая вода здесь есть.

Единственное что настораживало во время разгрузки вертолета, это метающаяся фигурка Васи К, в поисках все того же туалета. Найти его было не так просто. Дело в том, что все хозяйственные постройки находились на земле, и были засыпаны 5-ти метровым слоем снега. Добрые хранители базы откопали некоторые для нас. Но вход в них выглядел как могила со ступеньками. Т.е. человек поэтапно погружался в снежную гладь. Теперь вы должны понять наше удивление, когда Вася К с радостным возгласом начал инсталлироваться в нужную ему хозпостройку и исчезать на глазах. С жилыми балками дело было лучше. Они были построены над горячим ручьем, да еще к тому же стаяли на опорах, т.е. висели над землей. Так же к великой нашей радости на территории базы находился «открытый» бассейн, с термальной водой и деребас. Деребас представлял собой погруженный во мрак, «закрытый» ДЕРЕ(вянный)БАС(сейн). Если, находясь в нем, прислушаться, то можно было услышать голоса из ушедших столетий. Судя по внешнему виду, именно тогда он и был построен.
Солнце еще высоко, погода, настроение и разгруженный вертолет располагает к совершению первых спусков. Балки еще не избавились от предыдущих туристов, поэтому переодеваемся в местном клубе. Доски расчехлены, крепления прикручены. Легкий обед в нас, а мы в вертолете. Гул винтов приводит всех в экстаз. Наш гид Виталик советует вкататься и сделать пару несложных спусков. Мы соглашаемся, после чего он перетирает о чем-то с командиром нашего вертолета, которого тоже зовут Андреем (т.е. на имя Андрей откликалось большая часть команды, а по завершению экспедиции почти вся). :)

В теле чувствуется вибрация и легкая перегрузка. Летим и получаем от нашего гида краткую инструкцию типа: «по вертолету не бегать, чтоб не нарушать его баланс (РН5, 5 мать его), выпрыгивать по порядку, сразу ложится и отползать в сторону, далеко и в разные стороны не расползаться». После чего была сделана пауза, для того чтоб подчеркнуть важность следующих за ней слов, «И самое главное не СЦ@ТЬ!». Дверь распахнулась, бортмеханик, свесившись, осмотрел площадку, задрал в вверх большой палец и скрылся в кабине пилота. Всё, пошли! Высадка была оценена на 5 баллов. Все быстро покинули вертолет. Во время первой выгрузки организм работает на 100 % а все органы чувств на 150%. Шаг из вертолета, пустота под ногами, приземление, инерция вжимает в склон, мысль о том, что следующий за тобой может приземлиться тебе на плечи, заставляет поторопиться с отползанием. Ничего не видно. Только куча сорванных со склона мелких снежинок кружится вокруг. Над головой с жутким хлопаньем адовая машина машет своими крыльями, закручивая и выдувая снег. Отмашка, вертолет замирает, ложится на правый борт и скрывается за горой.

1-ый экстаз, а за ним сразу и 2-ой. Раньше ты наблюдал эту красоту с высоты птичьего полета, а теперь стоишь на заснеженной сопке, где-то на краю мира, над тобой синее небо и яркое солнце, а в глазах слезы радости. Никак не можешь надышаться. Единственное доказательство того, что ты не спишь это страх. Солнце и ветер за несколько бесснежных дней, превратили снег на вершине сопки в лед. Борд в руках и лед под ботинками. Любое резкое движение, или порыв ветра может превратить тебя из сноубордиета думающего - стоящего, в сноубордиста орущего - скользящего. Ягодицы, в предчувствии того, что спуск может быть осуществлен не на доске, как было изначально запланировано, а на них, предательски сжались:).

Встегиваемся. Траверс вдоль склона заставляет вспомнить, сколько у тебя зубов и как важны для улыбки 32 жемчужины. Краткий инструктаж. Лавинно опасности нет. Вперед!!!! А точнее вниз!!!! Первый наш склон весь усеян ледяными досками (выступающими пластами плотного снега), которые на первый взгляд должны быть совсем не ледяными. Они заставляют подпрыгивать и падать, совершая на вылете причудливые фигуры, до этого момента на которые, как тебе казалось, ты был не способен. Подъем, разгон, еще одна доска, прыжок, теперь весь мир перевернулся, и где-то под ногами глубокое небо. По сторонам слышны радостные возгласы товарищей, «хоть им понравилось!!!». И эта мысль ударом о склон загоняется глубже в мозг. За первый спуск шлем оправдывает себя раза три, защитные шорты пят раз.

Пониже стало слаще, появился мягкий снег, доски перестали быть ледяными. У всех в глазах возникли искры, и организм стал выделять больше слюней! Фраза гида «А теперь до вертолета без остановок!» забила большой жирный гвоздь. Включаем вторую передачу! Скорость и ветер, заглушающий крик радости! Общая эйфория захватывает. Дуга, еще дуга. Из-под борда вырывается поднятая целина. Скорость позволяет практически ложится на склон. Свобода. Свобода движений, свобода скольжения. Никаких правил, тебя ограничивают только законы физики и здравого смысла. Немного переносишь вес вперед, дуга, и ты улетаешь влево, теперь ложишься на спину и улетаешь вправо. Человек раз попробовавши вкус ветра и свободы, никогда не сможет этого забыть! Сегодня мы все прикоснулись к мечте!!!

Вот точка внизу начала приобретать очертания, и стала похожа на наш вертолет. Спуск был не просто быстрым, а очень быстрым. Залезая в вертолет, мы вытирали слюни.

Винты раскручиваются, выдавливая воздух из-под себя, поднимая вертолет и нас вместе с ним. Летим на другую сторону сопки.

Камчатка - это страна, лишенная недостатков горнолыжных курортов. Здесь нет очередей на подъемник, где каждый норовит проехать по твоей доске, или хотя бы упереться в нее палкой, трассы не надоедают, потому что их здесь нет. Здесь нет чайников, которые могут на полной скорости сбить с ног. Здесь есть ты. Все проблемы могут возникнуть только от самого себя.

Первый день подарил нам много солнца, а мы подарили ему и себе 6 спусков и кучу положительных эмоций. Последний спуск делаем прямо к базе, не спеша, скользим по кулуару. Единственное о чем жалею, это о том, что не наточил канты. Южная часть мягкая, а северная ледяная. Соскальзывание канта сразу регистрируется задницей, и ставит еще одну галочку напротив защитных шорт. Единственное что радует в такой ситуации, это товарищи, пролетающие мимо, и так же, как и ты, раскалывающие орехи.

База, вечер, усталость. Вещи брошены в балки, ботинки сменены на тапочки, а склоны на термальный бассейн. Блаженство. Сумасшедшее сочетание горячего бассейна, открытого неба, снега, пива и корюшки. В эти моменты начинаешь по настоящему любить жизнь. Горячая вода и чувство юмора нашего гида Виталика возвращает силы.

Ужин. Все очень вкусно и по-домашнему. Столовая, в которой мы ужинаем, разделена на две комнаты. В первой готовят пищу. Здесь стоят печи, в которых видны языки огня, облизывающие камни. На столах режутся и крошатся овощи. В кастрюлях и котелках что-то булькает и шкварчит. Во второй половине стоит длинный стол для туристов, т.е. нас. Стол для всех туристов один, что объединяет людей. Волей, не волей приходится общаться со всеми. Для того чтобы понять атмосферу, царящую здесь, необходимо отметить то, что телефоны, телевизор, радио здесь не работают. Здесь вообще ничего не работает кроме вертолетов и людей, которые чистят снег. Даже электричества нет!!! Генератор включают вечером на пару часов, чтобы люди не одичали и не отвыкли от электрических лампочек. В это время еще можно успеть зарядить рации и фотоаппараты. Деньги тратить негде, все необходимое было закуплено в городе и привезено с собой. Поэтому деньги здесь, могут применяться, как и любое бумажное изделие. Жилые балки не запираются, на них нет замков. Все друг другу доверяют. Одним словом на базе процветает коммунизм....

Адоптация, спать хочется днем, а есть ночью. Первый день прожит, первая ночь отмучена. Утро. Приятно начать утро в деребасе, это видно по лоснящимся лицам двух Васей. Они только оттуда. Досыпать в горячей ванне-бассейне, комфортно вытянув все свои члены в разные стороны. Завтрак. Красная икра, каша, чай. Небо ясное. За завтраком решено лететь на Мутновский вулкан. Виталик обещает спуск в кратер!!! Сюжет моих полуночных кошмаров начинает происходить в реальности. 30 минут на сборы. Вылет, 15 минут полета, высота 2 323 м. Склон - чистый лед, усеянный теми же ледяными досками. Оставив нас на вершине, вертолет пытается сесть в кратер вулкана. Только 4 пилота на Камчатке могут это сделать. Нам повезло, Андрюха, как раз входит в эту четверку. Траверсом, борясь с сильным ветром и запахом тухлых яиц, подкатываемся к расщелине, так сказать к входу в кратер. После прохождения ворот, оказываемся внутри. Здесь уже нет ветра и льда. Только море мягкого снега и удовольствия. Ощущаешь себя в центре громадного амфитеатра. Как приятно, летя вниз, резать дуги на мягком снегу. Впереди стоят столпы дыма, уходящего далеко в небо. Вот-вот миллионы древних римлян взорвутся аплодисментами и на арену выпустят грозных хищников. Вулкан заклокочет, и начнет извергаться. Именно так все происходило в моих снах. Но разнообразие красок и масштаб сего действа отвлекает от грустных мыслей, заставляя набирать скорость. Уклон кратера и окружающая красота гипнотизируют и предлагают скользить к активной воронке, из которой кипящая сера выплевывает клубы дыма. Любое падение превращается в блаженство. Только запах тухлых яиц напоминает о том, что мы не в сказке. Огромное поле непаханой целины покрывается дугами. Каждый из нас чувствует себя художником, приложившим ноги, а некоторые не только ноги, к росписи кратера Мутновского вулкана.

Покатались, поснимались. Уклон закончился, поэтому до вертолета нужно было пройтись пешком мимо активной воронки с одной стороны, и кислотным озером с другой. В процессе ходьбы был нарушен баланс между добром и злом, светом и тьмой. Наш пеший отряд был осмеян Васей К, у которого по непонятной причине сохранилась скорость, и, проскальзывая мимо нас, он позволил себе произнести пару оскорбительных фраз в наш адрес. Для восстановления справедливости я решил повалить обидчика и как минимум закидать его снегом. В процессе борьбы свою доску я бросил на склон. Видимо темные силы были на стороне Васи К, и, посему, вместо того, чтобы просто лежать на склоне и ждать, доска, блестя на солнце, медленно набирая скорость, поехала по направлению к кислотному озеру. Крики товарищей отвлекли меня от борьбы, но доску уже было не догнать. Единственное что мне оставалось делать, это смотреть как, играя солнечными лучами, доска скрылась за перегибом. Сердце оборвалось. Внутренний голос твердил только одно: «Вот бл.@ть покатался!!!». «Камчатка, второй день, а я уже без доски!!!» «Не загорать же я сюда ехал?!» С этими мыслям, чуть не плача я сел на камни и начал ждать чуда. Все усложнялось тем, что вокруг кипели котлы с серой, выпаривая снежные пустоты. И на первый взгляд обычный сугроб мог оказаться с большой дыркой внутри, и где заканчивалась эта дырка неизвестно. Виталик, добрейшей души человек, хоть и является лыжником, пожалел сноубордиста и рискнул съездить за моей доской, пройдя на лыжах через это минное поле. В этот сложный момент только ленивый не подъехал и не назвал меня лаптем. Все считали своим долгом забить еще один гвоздь в крышку гроба моей поездки. О чудо!!! Не верю своим глазам! Из-за изгиба показался Виталик, и в его руке красовался мой сноуборд. Ура! Катание продолжается!!! Мои молитвы были услышаны, и доска не доехала до озера, воткнулась в снег перед ним. После этого, в течение всего дня мне все нравилось.

Раскручивая лопасти, вертолет отмахивался от зловонного дыма, а мы закидывали в него свои сноуборды. Взлетев, Андрей решил облететь по кругу, и показать нам вулкан во всей его красе. Все прилипли к иллюминаторам, кто с камерой, кто так просто. Но вдруг что-то случилось, изменился шум двигателя. Я перестал под собой чувствовать скамейку. Мы падали. Время шло, а падение продолжалось, секунда казалась вечностью. В этот момент было слышно как у всех на спине и ниже шевелились волосы. Перед глазами пролетела целая жизнь. И когда я уже готов был встретить Господа Бога, нас вдавило в скамейки и вертолет начал набирать высоту. Выдох. Ответом на гвалт вопросов, типа «Че за фигня», была очаровательная улыбка пилота. За целый день им стало скучно, и этот маневр был выполнен для того, чтоб развлечься и поднять уровень адреналина в нашей крови.

Весь оставшийся день мы выгоняли адреналин обратно, не щадя ног и гида Виталика. Но вот солнце подползло к краю сопок. Пора на базу. Как и в прошлый раз нас выкидывают на сопке, у подножья которой расположилась наша база. Колуар уже не кажется таким жестким. База, термальный бассейн, пиво, корюшка, ужин, адаптация. Играя в карты, терпим до последнего, но, в конце концов, сон и усталость побеждает. Сегодня я понимаю, что здесь можно победить не только депрессию, но и бессонницу. Забытье.

Утро нас встретило непогодой. Вообще солнечная погода здесь обычно надолго не задерживается. Тихий океан ревнует Камчатку к солнцу и поэтому постоянно укрывает ее снегами. А так как он с характером, то делает это достаточно жестко. Эти дни мы были единственными туристами. Но сегодня должны прилететь москвичи. Это не автомобили, а группа туристов из Москвы. Погода не летная, и, скорее всего они останутся ночевать в Петропавловске-Камчатском. Мы тем временем устраиваем экскурсию к термальным ключам, и пытаемся освоить прыжки с трамплина.

О счастье. Четвертое утро решило быть солнечным, и подарить нам еще один день катания. Сделав пару разминочных спусков, забираемся на Вилюченский вулкан. Очень красиво. Панорама как всегда захватывает. Вершину вулкана украшает большой мужской член. Кто не верит, может посмотреть фотографию. Наконец то мы нашли то места, куда нас так долго посылали. Всласть нашутившись и нафотографировавшись, встегиваемся, начинается спуск. Сказать что здесь крутой ледяной уклон, ни сказать ничего. Первые дуги говорят все сами за себя. Сорвавшийся кант заставляет лететь метров 100-200. Но в этом есть и свои прелести. На Вилюченском вулкане мы делаем самые впечатляющие кадры с падающими и улетающими сноубордистами. Как обычно ниже становиться вкуснее. Очень запомнился спуск по замершему водопаду. Протяженность всего спуска составляет 7 км.

Вертолет подбирает своих детей, т.е. нас, и переносит ближе к океану. Пару спусков, и мы на сопке, подножья которой облизывает Тихий Океан. Сегодня он действительно тихий. Солнце блестит в морской ряби. Стоя на вершине, слышу шум прибоя. Воздух пахнет морем, кремом от загара и отпуском. Безумное сочетание синего неба, бирюзового океана и белого снега. Сегодня чувствуется весна. Снег под солнцем подтаял, потяжелел и стал похож на крупный сахар. Все встегнулись и рванули вниз. Сорванные пласты снега медленно ползли за нами. Впереди шумя и растягиваясь, к ногам подползала береговая линия. Вблизи от нее скучал наш вертолет.

Не так часто мы оказываемся на берегу, какого ни будь океана, в связи с чем, было решено купаться. От купания освобождались женщины, дети, инвалиды и командир нашего отряда Дима. Он и два московских товарища категорически отказались оголить свои тела и поместить их в холодную воду.

Открытие купального сезона первым произвел гуру Вася. Судя по тому, как менялся тембр его голоса, от низкого к высокому, вода была холодная. Вторым залетел и вылетел Андрюха. С трудом находя на его теле первичные половые признаки, убеждаемся, что вода не просто холодная, а очень холодная. Но вот уже снят последний носок, настал момент истины. Идти, не идти?! Идти. Для создания романтичности, и для того, чтоб никто из нас не рванул обратно, мы с Васей К беремся за руки. Разбег, ускорение, вода уже под ногами. Ничего не чувствуется. Ни ног, ни дна. Уровень воды резко поднимается, щиколотка, колено, бедро. О-о-о-п, критическая точка пройдена, пояс, грудь, плечи. Плыву. Почему когда человеку холодно он кричит? Ведь теплее от этого не становиться! Но быть додуманной этой мысли не суждено. Резко все тело ощутило леденящий холод окружающей воды. «Назад!!!». Весь я однозначно согласился с этой мыслью. Вылетел первым. Следом за мной, с криком раненого носорога, бежал Вася К.

Мокрые соленые, сине-зеленые мы стояли на галечном пляже и гордились собой. Бодрость пришла во все части тела. Быстро одевшись, был организован ланч на берегу. Красная и белая рыба, коньяк «Белый аист», морская капуста с океана, горячий чай с печеньем, коньяк, красная рыба, коньяк, красная рыба, коньяк, красная рыба. Все это удачно расположилось и перемешалось в нас. Пригрело весеннее солнце и начало клонить ко сну. Пришло ощущение счастья. В этот момент особенно остро чувствуешь, что в отпуске.

Как куча ленивых и обожравшихся хомячков, не с первой попытки мы начали засовывать свои тела в вертолет. Взлет, высадка на следующей сопке. Спуск, ленивый и неторопливый. Еще три подъема и мы выжитые, но довольные. Уже казалось ничего не способно нас удивить. А нет. Виталик постарался. Нас высадили на сопке возле базы, но с другой стороны. Этот спуск покорил всех. Там было все, глубина, пухлость снега, скорость, и серия оргазмов. Этот спуск был большой и жирной точкой четвертого дня катания. До базы мы не доехали метров 700. По причине чего к нам подъехал буран с нашим пилотом, и веревкой с петлями. Банан на море отдыхает. Иногда водитель бурана забывал, что он не на вертолете, а на буране. Но как всегда бывает, от забывчивости одного, страдают задницы других.

База, вечер. Как приятно встретить закат солнца в термальном бассейне. Некогда тихая и уютная столовая превратилась в актовый зал. К нашей группе прибавилось еще 10 туристов. Их должно было быть 11, но один, Иванов Алексей, опоздал на самолет и полетел не простым путем, а сложным. Проводя глазами отъезжающий трап, Леша купил новый билет до Петропавловска К. с пересадкой через Хабаровск. План был прост. Но ничего так не веселит богов как прогноз погоды! Хабаровск отказал, нарезающему над ним круги самолету. Никогда не знал, что самолетам тоже отказывают! А что нужно делать после отказа в одном месте, правильно лететь в другое. Аэропорт КААПО (Завода им. Гагарина) в Комсомольске-на-Амуре был более гостеприимным. Через 3 часа Хабаровск был уже согласен принять многострадальных пассажиров из Москвы. Уже в Хабаровске Леша узнал, что его рейс в Петропавловск К. благополучно улетел 5 часов назад, а следующий ЧЕРЕЗ день! Судьба была сурова, но с ней приходилось считаться.

После нескольких рюмок водки скованность прошла, и наладилось нормальное человеческое общение. По поводу приезда новой группы, отбой был перенесен на более позднее время. Насыщенный ритм жизни и отсутствие женщин в нашей команде поселили грусть в глазах Васи К. и Андрюхи. Бороться с ней они решили всеми мыслимыми способами. По итогу способов оказался два. Первый назывался «Белый аист», а второй вольная борьба на снегу.

По пробуждению нас ждало утро и непогода. Небо затянуло, сыпал мелкий снег. Спешить было некуда. Не смог себе отказать начать утро с деребаса. Мышцы забились и требовали отдыха. Ничего не может так помочь как горячий бассейн. Ленивое утро, ленивый завтрак. В связи с плохой погодой, наш гид Виталик уехал в город. На завтраке по какой-то причине не возник Вася К. Оказалось, что после вчерашней борьбы у него болит поясница, и любое движение приносит боль. Но искать жалости в наших сердцах, дело, обреченное на провал. Только чувство ответственности заставило нас собрать консилиум. С медицинской точки зрения, профессиональный уровень нашей группы оставлял желать лучшего. Единственное что мы могли сделать грамотно, это поставить градусник. Но делать нечего, больной перевернут на живот и гуру нашего отряда Вася, с умным видом принялся прощупывать его поясницу. После некоторых раздумий, под непрекращающиеся ойканья, ударил в то место, где по его представлению должна находиться почка. Больной с криком скорчился, и чуть не плача послал всех еще раз на вершину Вилючинского вулкана. Несмотря на неоправданную грубость больного, диагноз ему все же был поставлен. Почки. Мы уже были готовы начинать его лечить, и заказывать Виталику лекарства, но в предоперационной суете в группе приезжих москвичей обнаружился врач-Света. Ее диагноз был более радужным, застудил и потянул мышцу. И помочь ему могло только время, постель и уколы. Через два дня, Вася К начал ходить. Правда грациозность была потеряна, а стиль походки начал напоминать «Робокопа».

В течение дня в лучших Белорусских традициях были проведены учения по поиску попавших под лавину биперов. Выяснили, что под снегом они могут находиться долго, и после этого, в отличие от Васи К, хорошо себя чувствуют.
Времени до ужина еще было много. Жажда новых покорений сбила группу из трех человек. Группа состояла из гуру Васи, Андрюхи и меня. Я не знаю как нас, с пулями в голове, пропустили в самолет через металлоискатель. Потому что пули были не просто большими, они были на всю голову. Немного посовещавшись, было решено штурмовать сопку, с которой мы обычно возвращаемся. Медленно, но верно мы начали ползти по кулуару вверх. Чем выше мы поднимались, тем меньше я понимал, зачем мы это делаем. Белая простыня висела перед нами. Только задорный голос гуру Васи звучал в молочной тишине. «Полтора часика подъема и можно спускаться» твердил он снова и снова. Голова опущена, глаза упираются только в следы впередиидущего. Земля и небо все белое. Видимость 2-3 метра. Хуже когда идешь первым. Склон ощущаешь только ногами и руками. Резкие порывы ветра встречаются со сноубордом и прижимают к склону. Очки заплевывает снегом. Стоп. Шлем уперся в снежную стену. Теперь меняем направление движения и начинаем не идти, а ползти вверх, делая зарубки ногами и руками. Удовольствие ниже среднего. Подъем длится бесконечно, и никак не может закончиться. Понять где мы находимся невозможно. С большим трудом удается уговорить гуру Васю надеть доски и скользить вниз. Судя по всему т.к. он шел первый, от сильного ветра у него замерз мозг. Ощущение что это путешествие никогда не кончиться пропадает только тогда, когда мы видим балки нашей базы.

Вторую половину дня мы ели, чистили снег, опять ели, прыгали с трамплина и ждали хороших новостей от синоптиков.
На ужине слово взял главный человек базы Владимир Иванович. Он еще раз с надеждой глянул на барометр. Стрелка безжалостно падала уже на протяжении всего дня и за последние секунды не разжалобилась. Выдержав паузу, Владимир Иванович сказал, что мы долго можем выдавать желаемое за действительное, но лучше знать правду. К нам пришел сильный циклон, который обещает много снега, ветра и свободного времени.

К нам пришел циклон, и не приехал Виталик. А собирался он это сделать еще днем, к тому же с коньяком и заблудившемся московским туристом Ивановым Алексеем. Который в этот день, по плану, прилетал в Петропавловск-Камчатский. Чтоб начать волноваться, достаточно было просто посмотреть в окно. К вечеру погода испортилась окончательно. Сильный ветер, обильный снег делали видимость нулевой.

Когда стрелки часов встретились около отметки “X“ в дверь постучали. Открыв ее, захотелось сразу закрыть. Там стоял и неестественно улыбался снежный человек, который при детальном рассмотрении оказался нашим гидом. Он весь был покрыт налипшим снегом и сосульками. Брови стали как у деда мороза, белыми и густыми. Ноздри, как жерла вулканов выдували пар, и были облеплены столоктидами. На лице замерзла улыбка.

До сих пор не знаю, как им удалось найти дорогу. Мне было страшно идти в туалет, боялся потеряться. А они 105 км, на буранах. Как??? Москвичи начали расспрашивать «где, мол, потерявшийся турист?». Только после 200 грамм коньяка залитого во внутрь Виталика, от него удалось добиться правды. Дело было так.

Аэропорт, самолет, пассажиры. Все шло по плану. Виталик со своим заместителем, Игорем ждали. На горизонте появился потерявшийся турист Иванов Алексей. Увидев встречающих, он с облегчением и нескрываемой радостью изрек: «Ну, наконец, таки мои неприятности закончились»!!! Он догадывался, что добираться на базу, ему предстоит на буране. Но по уверениям всех товарищей из своей группы, это должно было быть веселой прогулкой. "Они, мол, за пивом с базы на буранах ездят", было сказано ему неоднократно. На что, улыбаясь, Виталик ответил «Нет, твои неприятности только начинаются!!!».

Машина, загруженная двумя буранами, завелась и повезла их к базе Надежда. Кто-то из древних сказал, что все дороги ведут в Рим. Очевидно, он не был на Камчатке. Там есть дороги, которые никуда не ведут, они просто заканчиваются и все. Дорога закончилась, и на машине дальше было не пробиться. Пришло время буранов, во всех смыслах.

Уже стемнело, сыпал крупный густой снег, ко всему прочему ветер усилился до штормового. Похолодало. Колючий снег бил по лицу. «Московская» форма одежды совсем не спасала. Леша прятался от непогоды за неширокой спиной Игоря. Вначале он был весел и бодр. Но чем дальше они отъезжали от цивилизации, тем грустнее и холоднее ему становилось. В пути - буран Игоря начал часто глохнуть, это происходило на подъемах и спусках. По какому то злому замыслу, буран Игоря, заводился только тогда, когда стоял прямо по линии горизонта. Как мы знаем Камчатка, земля сопок и вулканов, и нужно постараться, что бы найти здесь эту самую линию. А стараться приходилось с бураном в руках. Картина достойная кисти великого художника. Два камчатских гладиатора с московским туристом в кроссовках боролись со стихией, выискивая линии горизонта.

После таких подвигов, обстановка накалялась. Виталик и Игорь постоянно спорили куда ехать, разъезжались в разные стороны, потом догоняли друг друга и обкладывали, чем могли. Часто на их дороге оказывались переметы. Т.е. стены снега, наметенные ветром. Пробиваться через которые приходилось с разгона и не с первого раза. Для неискушенного Леши это вообще выглядело дико. Не совсем уравновешенные люди посадили его на буран, постоянно орали друг на друга, а потом врезались в снежные стены.
Когда они уже вышли на стратегический простор, и стало понятно, куда ехать, Виталик рванул вперед. Дальше был довольно резкий спуск вниз, где у подножия сопки уже находилась база. Виталик на своем легком буране ушел вниз довольно быстро, а Игорь с Лешей спускались с большим трудом и осторожностью. Игорь понял, что на груженой машине это займет слишком много времени, и принял разумное решение - отправил Лешу пешком вниз по склону, поскольку огни базы уже были видны и Леше не должно было составить труда дойти до нее, увязая по пояс в снегу. Так что до базы Леша дошел, а скорее докатился сам. Жутко замерзнув, он отправил свое тело отогреваться в бассейн и осознавать смысл понятия "Счастье!". Эта увеселительная поездка длилась 5 часов!

Обсудив феномен тотального невезения и узрев его в образе Леши, мы добили вечер коньяком, картами и мафией.

Утром пятого дня нас ждали заваленные снегом двери и залепленные окна. Просыпаться не хотелось. Целую ночь дул сильный ветер, и сыпал снег. Не надо иметь богатую фантазию, чтоб представить, что было с той стороны окна. Нам с командиром Димой повезло. Благодаря удачному расположению нашего балка, дверь с некоторым усилием открылась. В этом плане жителям балка №2, повезло меньше. Их дверь была завалена до уровня окна. Максимум что им удалось, это приоткрыть ее на ширину двух пальцев, чего было достаточно, чтоб совершить утренний моцион, и ждать помощи извне. Утренняя зарядка с лопатой в руках быстро приводит в чувства. Дорожки прокопаны.

Целый день все туристы перемещаются между бассейном, столовой и туалетом.

Людей желающих почистить снег не хватало. Для чего было использовано секретное оружие. Звали это секретное оружие Любой. Она представляла собой инструктора-гида в одном симпатичном лице. Пробегая мимо нее, я был вырван из своих мыслей ее очаровательной улыбкой. Наклонив голову на бок, и наигранно смущаясь, она обратилась ко мне с просьбой, протягивая лопату. Мол, не мог бы я, как настоящий джентльмен помочь девушке, т.е. ей, почистить снег. С женским вниманием на базе было туговато. И я был окрылен мыслью, что она выбрала из всех именно меня. Чуть ли не вырвав лопату из ее рук, зашагал к указанному объекту. Радость была не долгой. Подойдя ближе, я увидел что, с сугробом уже сражалось три окрыленных джентльмена. Самое обидное, что на этот трюк я попадался не однократно. Хотя каждый раз все происходило по одному и тому же сценарию.

С помощью тех же лопат, нерастраченных сил и снега открытый бассейн превращается в аквапарк. В сугробе возле бассейна, высота которого 4-5 метра, выкопан тоннель, который заканчивался над бассейном. Беспощадно полируя шершавый снег, гуру Вася берет приз зрительских симпатий.
Дабы поднять боевой дух отдыхающих вечером, в местном клубе была организованна вечеринка.

Утро пришло, а здоровье нет. Вчерашний вечер настигал снова и снова, не желая отпускать нас в новый день. Борьба нового дня и прошлой ночи проходила где-то глубоко в голове, постоянно требуя тушить поля сражений галлонами воды.

Погода на шестой день была помягче. В средине дня немного развиднелось, что позволило всем оперативно собраться и слетать на рыбалку. Рыбалка, правда, не удалась, зато кто хотел, а таких было много, смог реализовать свой творческий потенциал. Из снега была вылеплена снежная женщина «Венера Камчатская». Каждый лепил определенную часть снежной бабы, и тихо завидовал Васе К. Ему повезло больше всех, т.к. он лепил ее грудь. По размеру груди было видно, как он давно не был дома. Остаток дня я провел в бассейне. Придаваясь релаксу.

Еще один оборот земли перелистнул наши календари. Проснувшись, понимаю, что сегодня я считаю не сколько дней мы на Камчатке, а сколько дней осталось. Не без сожаления понимаю что два. Уже все стало привычным. Состояние нереальности происходящего уже давно прошло, и поменялось на привычность. В данный момент вся твоя жизнь состоит из семи дней. Больше ничего нет. То, что было до, и то, что будет после, сейчас не имеет никакого значения. Ты прожил маленькую жизнь, и она скоро закончится. Ты вернешься в свое прежнее я, с характерными проблемами и радостями. Закрыв глаза, я вижу, как песок просыпается сквозь пальцы и наполняет меня, как нижнюю чашу песочных часов, чувством ускользающего времени. «Харэ спать, подъем!!!»Брр. Яркий свет, размытая резкость, фокус. Командир Дима бегает по балку с зубной щеткой в руках и почти кричит: «Ты видел? Небо, оно голубое! Собирайся быстрее, скоро взлетаем!» Всю свою жизнь я знал, что небо голубое. Но сейчас эта простая мысль приводит в восторг. Включаю вторую передачу. Умытые и накормленные, завязывая на ходу последний ботинок, мчимся к вертолету, который приветливо машет нам своими лопастями, прогревая двигатели. Не знаю как остальные, а я к нему уже привык, и чувствую, что в Минске мне будет его не хватать!

Вертолет раскручивал винты, а Виталик мысль. Он излагал нам правила безопасности. Спусков сделано уже много, но сегодня добавилось одно новое и значительное обстоятельство. Опасность схода лавин

Летя на Камчатку, я боялся двух вещей. Это медведей и лавин. С первыми повезло, они еще сосали свою лапу. А вот с лавинами дело обстояло хуже. Три дня, на обледеневшие верхушки сопок, небо сыпало снегом. Теперь весь этот мягкий снег лежал на плотном насте, и ждал. И мы вполне могли помочь ему эффектно оттуда сойти, и назваться лавиной. Но очень не хотелось быть изюмом, в этом снежном пироге смерти.

Обведя нас взглядом, и увидев выражения наших лиц, Виталик решил начать с многозначительной и любимой фразы: «Самое главное не СЦ@ТЬ!», «Я впереди, вы за мной. Дуги не большие, шаг влево, шаг вправо побег, прыжок на месте провокация!». Понятно?»

Вертолет задрожал и завис над склоном. Вперед. Шаг в пустоту, приземление в мягкий снег. Нападало много, по самые… Выгрузились оперативно, после чего, весело помахивая винтами, вертолет улетел к подножью склона. Глядя на него, и мы решили надолго здесь не задерживаться. Тестируя склон, не широко и организованно устремились вниз. Именно такого снега не хватало. Три дня на базе умноженные на безделье давали потрясающий контраст. Доска погружена в снег и прощает ошибки несовершенной техники. Падения редкие и напоминают падение в воду. Мягко и не торопясь, скользим по склону. Чем ниже, тем веселее. Снег стабильный, что не может не радовать. Страх прошел, и народ немного расслабился. На лицах появились улыбки. У подножья уже никого не напугать и не остановить.

Второй подъем делаем выше. Высаживаемся на какой-то, пик. Ширина площадки где-то полметра. Там не то, что сидеть, там стоять негде. Как стадо коров, мыча и толкаясь, мы пытаемся пристегнуть сноуборды. Все выглядит очень коряво, стоя на одной ноге пытаешься застегнуть крепление на другой, не дай бог отпустишь доску, лететь она будет долго. А бежать за скользящими товарищами, по пояс, утопая в снегу, совсем не хочется. Каким-то невероятным способом пристегнувшись, цепляясь за отвесный склон руками и зубами, траверсом переходим на другую сторону сопки. Вместе с подъехавшими замыкающими опустилось облако. След в след. Ничего не видно, в голове снова и снова крутится любимая фраза Виталика «главное не СЦ@ТЬ!» . Но страдания были не напрасными. На выходе из облака нас ждал широченный склон, заваленный стабильным мягким снегом. Одним словом, чистый мед. Виталик дал отмашку, и с криками «До вертолета» народ ломанулся нарезать дуги. Яркое солнце настойчиво заставляет отбрасывать тебя свою тень. А ты легко перекидываешь ее то вправо, то влево, переводя взгляд на окружающие сопки и пролетающих мимо друзей. Их глаза наполнены жаждой скорости и безумства. Жажда. Три дня сушило, а теперь дали холодного пива.

Час за часом мы утюжили склоны. Сегодня последний день катания, зная капризы местного климата, осознаем, что уже вечером нужно лететь в Петропавловск Камчатский, а завтра в Москву. Обед разглаживает сморщенные животы и мозговые извилины. Виталик решает на добивочку, так сказать на долгую память, отвезти нас еще раз на Вилюченский вулкан. Сытые люди гораздо тупее, чем голодные. Перед обедом мы бы конечно не согласились! Но делать нечего мы уже в вертолете, а он в воздухе.

Высадка на Вилюченский. Сидя на снегу оглядываюсь. Мы на вершине мира. За время нашего обеда небо затянуло облаками. Но они в отличие от привычного, под нами плотной пеленой застилают всю землю. На них догорают пожрано-красные блики уходящего дня. Пронизывая их снизу и устремляясь вверх, над ними возвышается вершина «Велючинского» вулкана, напоминающая большой мужской ….

Все скучковались на границе вершины и склона. Виталик по рации связывается с бортом вертолета. Надежда, что сейчас чудесным образом подует ветер и разгонит облака, заставляет нас ждать. Но чуда не происходит не через 5 минут, не через 10. Нужно нырять вниз. Риск оставить здесь свой обед или завтрак резко увеличивается. Поехали.

Впереди медленно скользит Виталик. Остальные за ним. Если до этого все было серьезно, то сейчас стало очень серьезно. Прощай голубое небо, ныряем в облако. Со стороны оно выглядит гораздо привлекательней, чем изнутри. Борд по колено зарывается в снег. Уклон сумасшедший, в памяти всплывают картины с прошлого катания. Снежная шапка лежит на чистом льду. Видимости почти никакой. Спасает только гряда скал, идущая вдоль склона. Идем в притирочку. Постоянно ощущение, что сейчас из-под ног сорвется пласт снега. Пот струями течет по лицу. Адреналин заставляет сердце часто колотить грудную клетку, отдаваясь в висках. Первый участок пройден. Крутой склон закончился вместе со скалами, которые были единственным ориентиром. Теперь ощущаешь себя в молоке. Скорость не чувствуешь, только падая, понимаешь что едешь. Кажется, что ты висишь в невесомости. Только потрясывание от пролетающих под доской бугров говорит, что скорость приличная. Через 20 минут облако закончилось. Выдох. Очень глубокий вдох. Опять выдох Ощущение полета наполняет тело. Чтоб по настоящему оценить, как тебе хочется жить, нужно поверить в то, что вот, вот можешь умереть. Вот он где кайф, который может дать экстремальное катание. Нахождение на грани. Именно в такие моменты ты чувствуешь его особенно остро. Мы скользим к вертолету. Хочется отойти от текста и сказать, что на следующий день с этого вулкана сойдет лавина. Целую неделю дикторы новостей будут рассказывать о том, что на Камчатке засыпало 6 человек, и спасти никого не удалось.

Быстро спускаемся к базе. Переоделись. Последнее посещение термального бассейна. Сборы. Вещи упорно не хотят залазить в сумки, а сумки застегиваться. Быстрый ужин. Никак еще не отпускает спуск с Велючинского. Последние видео кадры базы, последние прощание с жителями. Вертолет нервно дрожит и крутит винтами. Надо идти. Последний взгляд, последнее «пока». Руки разжались, ноги побежали. Я как всегда последний. Дверь за мной захлопывается, и мы взлетаем. В наказание за опоздание весь полет сижу на пластмассовом ведре, все места заняты. Солнце садиться, отбрасывая красные полосы на задумчивые лица пассажиров.

В Петропавловске Камчатском идет дождь. После белоснежных склонов он кажется серым и унылым. Я уже успел забыть грязные асфальтовые дороги, и дымящие автомобили. Единственное что спасает от тоски, это баня и усталость. Хотя желание напиться не оставляет. Унитаз, нет, «О Унитаз», о великое изобретение человечества. Мы встречали его как старого друга, веселясь и радуясь, как дети. Как нам тебя не хватало.

Утро. Базар. Рыба и красная икра куплены. Все наказы выполнены. В аэропорт. Прощаемся с гидом Виталиком, его женой Леной, пилотом Андреем. Багаж сдан, посадочные получены. Нога отрывается от камчатки и переносится на трап. Кто знает, когда она в следующий раз коснется этой земли снова?

Полет долгий, за это время можно состарится. Часовая стрелка упорно не понимает, почему должна стоять на месте, и постоянно убегает вперед. Взлетаем в Петропавловске-Камчатском в 14.00, прилетаем в Москву в 14.15. Посадка нервная. Самолет садится на полосу, подпрыгивает, визг в салоне, снова садиться.

В Москве нас встретило солнце, грубые работники аэропорта и наглые таксисты. До поезда 1, 5 часа. Нужно успеть на вокзал и сдать биперы. Маневрируя между машинами, водитель нашей ангажированной маршрутки творит чудеса. Меня и Андрюху выкидывают возле метро, а все остальные с вещами мчатся на вокзал за билетами.

Метро. Люди, люди, люди. Сколько людей. Реклама, желая привлечь твое внимание, хватает твой взгляд, привыкший к чистым белоснежным склонам, и прибивает к себе яркими бессмысленными красками, желая убедить в том, что именно ее продукт больше всего необходим тебе в жизни. Вот девушка, улыбаясь со стены, протягивает антидепрессант «НЕГРУСТИКА». Нет, лучше смотреть на поцарапанный гранитный пол. Бегом, сквозь толпы людей. Вот мы и в магазине. Биперы возвращены хозяевам, а залог - нам. Обратно в метро. Белорусский вокзал, до отправления 15 мин. Фух. Успели. Пиво и шаурма призваны скрасить дорогу домой. Ко всему прочему у командира Димы сегодня день рождения. Самый продолжительный день рождения в его жизни, 34 часа. Начался он в Петропавловске Камчатском, а закончится где-то под Минском. Мы победили не только пространство, но и время. Т.к. с нежностью у командира Димы были какие-то серьезные разногласия, подарить мы ему решили коробку «Рафаэлло».

Поезд мчал нас домой. Колеса настукивали свою мелодию. Усталость закрывала глаза. Перед падением в глубокий сон перед глазами как слайды вспыхивали пейзажи Камчатки. Вместе с деревьями за окном в голове проносились воспоминания. Мы ехали на Камчатку покорять ее дикие склоны, а уезжали оттуда покаранные ее красотой и гостеприимством. Прикоснувшись к Камчатке, мы поменяли свой мир навсегда!


Смотрите также